Учебник истории. Время Тридцатилетней войны

 

 

Установление абсолютизма во Франции

 

 

ффф1

 

В эпоху религиозных войн Франция находилась как бы в онемении: страна была полем вмешательства чужих сил, сама же не имела голоса в; Европе. Первый король из династии Бурбонов, Генрих IV, и его главный министр Сюлли, поправили внутреннюю жизнь страны, восстановили земледение и индустрию. Во время своих объездов по Франции, Сюлли пришел к убеждению, что в земледелии заключены «ее истинные рудники и перуанские сокровища»; всего важнее открыть свободный вывоз французского хлеба заграницу, что будет поощрять его разработку.

 

Генрих 4 собирался воевать с испанскими и австрийскими Габсбургами и заключил союз с германскими протестантами. Во время приготовлении к этой войне его убил Равальяк, католический фанатик, мстивший за Нантский эдикт и за вражду короля к Испании (1610). Со смертью Генриха IV во Франции опять наступила пора, похожая на время религиозных войн. Мария Медичи, регентша-мать малолетнего короля, Людовика XIII (1610—1643), не имела никакого авторитета: сеньеры, между ними принцы крови, заводили усобицы с правительством и опять мирились за подарки и пенсии. Заволновалась воинственная партия среди гугенотов: они разделили всю Францию на военные округа, стали собирать налоги в сеюю пользу, назначили главнокомандующего протестантской армии.

 

Среди смут растерявшееся правительство обратилось спять, как во время религиозных войн, к генеральным штатам (1614). На этом последнем собрании штатов (они не собирались лотом вплоть до революции 1789 г., уничтожившей неограниченную монархию) обнаружилось, насколько чужды и враждебны друг другу сословия. Дворянские депутаты оскорбились тем, что представители третьяго сословия (горожан) сравнили! государство с семьей из трех братьев, при чем прибавили, что нередко дом, разоренный старшим (т. е. высшими1 классами) вюгастановляется младшим. «Мы не хотим — говорили дворяне — чтобы сыновья сапожников звади нас братьями; между нами и ими столько же разницы, сколько между господином и лакеем».

 

В 1624 г. явился энергичный продолжатель Генриха IV в лице Ришелье, епископа Люсонского и кардинала римской церкви, забравшего власть при ничтожном Людовике XIII. Ришелье в молодости готовился к военному званию и завял духовный сан

только потому, что искал служебного положения и пути к политике; мантия клирика не мешала ему лично предводительствовать войсками. Ришелье начал с борьбы против 'республиканского союза гугенотов: два раза осаждал оя неприступный оплот протестантов Ларошель, наконец срыл ее стены и отнял у гугенотов все их крепости; политические собрания их прекратились, они перестали быть государством в государстве. После этого дворянство стало покидать ряды гугенотской партии, и протестантизм сохранился главным образом в городах, которые составляли на юге большую промышленную силу. Мирных протестантов Ришелье не хотел теснить: Нантский эдикт остался в силе, за ними сохранилась свобода богослужения и национальные синоды. Т. о. Ришелье отступил от испанского католического абсолютизма и принял в религиозном вопросе светскую политику (ту самую, которую в конце религиозных войн предлагал Бодэн).

 

Затем началась борьба с различными противниками единой власти правителя. Против Ришелье интриговали мать Людовика XIII и брат короля Гастон Орлеанский; последний привел во Францию полки испанцев и кроатов и соединился со всемогущим генерал-губернатором Лангдока, сеньером Монморанси. Ришелье разбил их, взял в плен обоих и, отпустивши на позорных условиях королевского принца, велел казнить Монморанси, Эта смерть аристократа древней фамилии, в роде которого губернаторство Лангдока стало как бы наследственным, произвела во Франции сильнейшее впечатление: она ясно показала, что попыткам восстановить феодализм пришел конец.

 

Ришелье принялся истреблять вольнолюбивый дух дворянства, преследуя действительные или 'мнимые заговоры против власти. Его система состояла в том, чтобы при перэом доносе сразу захватить и казнить подозреваемых, а затем производить дальнейшее расследование. Самым действительным средством для прекращения смут в его руках была отправка в провинции особых 'королевских чиновников под именем интендантов суда, п о л и ц и и и ф и н а н с о в. Интенданты, назначенные из людей незнатных, мелких дворян или буржуазии, были очень пригодны для наблюдений за вельможными губернаторами, которым оставили лишь блеск представительства. Интендант следил не только за внешним порядком, но и за настроением умов/ в провинциях: он мог применять чрезвычайные меры наказания к лицам подозреваемым в мятежных замыслах. Ему поручалось входить во все стороны местного управлении, смотреть за правильной уплатой жалованья королевским войскам, заботиться о достаточном всюду продоiвольствии, чтобы предупреждать голодовки. Обо всем интендант должен был непрерывно и подробно доносить правительству.

 

Ришелье правил в течение 18 лет до своей смерти (1642, скоро за ним последовал король Людовик XIII), настойчиво проводя во Франции бюрократический абсолютизм, т. е. управление через чиновничество, послушное только правительственным приказам. Он не терпел возражений со стороны парижского парламента (высшей судебной палаты), который благодаря наследственности должностей, образовал учреждение независимое от короля и его советников. Чтобы сломить парламент окончательно, Ришелье устроил торжественное заседание его в присутствии. короля и прочитал на нем резкое заявление верховной власти: в нем напоминалось, что" гибельное раздробление и смуты времен лиги произошли от неуважения к короне; в ослаблении вл.асти' виноват и парламент; для того, чтобы Франция ие стала опять зрелищем ужаса и разрушения, необходимо устранить всякое покушение на скипетр и авторитет государя; парламент обязан не возражать, а принимать к сведению вое королевские указы. Ришелье хотел установить единообразие и в| умственной жизни общества: одной из обязанностей учрежденной им Французской Академии было заниматься очищением языка и литературы, выработкой единственно правильного стиля и в этой области произносить безусловные ученые приговоры.

 

Прекращение внутренней смуты дало Ришелье возможность направить силы Франции на внешнее расширение. Прежние фантастичные планы захвата восточных торговых путей и завоевания Италии были теперь оставлены тем более, что и сама Италия потеряла промышленное значение. Внимание правителя Франции устремилось на ближайшие индустриальные области, на Нидерланды, принадлежавшие слабеющей испанской империи, и на прирейнские области, входившие в состав совершенно обессиленной Германии. На их счет и развивается завоевательная политика Франции. Как нельзя более кстати для Ришелье пришлась начавшаяся в Германии с 1618 г. Тридцатилетняя война, вызванная взаимной враждой католиков и протестантов, князей и императора. И во внешних делах Ришелье открывает собою политику светскую, чуждую религиозных соображений: разгромив у себя дома протестантскую партию, потому что она мешала государственному единству, он становится на сторону германских протестантов, чтобы бороться с императором католического дома Габсбургов.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Новое время

 

 

 Смотрите также:

  

Первая общеевропейская война. ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА...

Война между Испанией и Францией, начавшаяся как часть Тридцатилетней войны, завершилась в 1659 году Пиренейским миром.

 

Тридцатилетняя война испанские и австрийские Габсбурги...

Ф. Энгельс отмечал, что после Тридцатилетней войны в этой стране «свободный крестьянин стал... такой же редкостью, как белая ворона»1...

 

ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА Уния и лига. Восстание чехов.

В начале Тридцатилетней войны Валленштейн командовал императорским полком и отличился в битве на Белой Горе.