Учебник истории. Объединение Италии и Германии. Революции в средней Европе

 

 

Революция в Германии

 

 

ффф1

 

Первым шагом к объединению Германии послужило устройство таможенного союза. Реформа эта исходила от Пруссии, владения которой пересекались в середине мелкими самостоятельными княжествами; в 1834 году она заключила с соседями договор, объединивший постепенно все германские государства, кроме Австрии: внутренние пошлины при переезде из одной страны в другую были отменены; одна общая таможенная граница охватила всю Германию. Только Пруссия при своей военной силе могла бы довершить объединение Германии в большую державу, которая в свою очередь дала бы выход развитию германской промышленности. Но Пруссия отстала в своем политическом устройстве.

 

В то время как на юге Германии уже с 1815 г. действовали конституции, король Фридрих Вильгельм III, обещавший перед битвой при Ватерло ввести представительное правление, и не думал созывать парламент. По прежнему правили чиновники. В лице Гегеля (Hegel) берлинское правительство обладало профессором философии, который давал полное оправдание существующему порядку.

 

Гегель (1770—1831) и его друг философ-поэт Шеллинг (1775 —1854) были уроженцами южной Германии и в 90-х годах XVIII в. переживали увлечение французской революцией: Шеллинг перевел на немецкий язык Марсельезу, революционную песнь французов; Гегель, при посадке «древа свободы» в Тюбингене, говорил якобинские речи. Оба философа после великой европейской войны 1813—15 гг. отдаются реакции. Шеллинг видит во всей материальной, чувственной жизни отпадение от Бога и ставит человеку целью очищение от греха и зла. Гегель в сочинении «Философия права» вооружается против революционеров, разрушивших государство и вместо него поставивших произвольный союз отдельных лиц. Государству надо поклоняться, как земному богу: отдельная личность получает всю свою цену, все свое духовное существование лишь от государства. Учение Гегеля имело однако еще другую сторону, в которой он является продолжателем просвещения XVIII в.: он высоко ставил человеческий разум. Вся история культуры, в его глазах есть работа непрерывно проясняющейся мысли. Неподвижных догматов не может быть; анализ ш критика идут неотступно, находя силу в самом существе человеческого духа. Всемирная история составляет развитие идеи свободы.

 

После смерти Гегеля его приверженцы разделились: в то время как правые гегельянцы находили, что разум человечества достиг высшей точки развития и дальше ему идти некуда, левые считали период критики неоконченным. В самом диалектическом методе Гегеля они находили орудие дальнейшей критики. Согласно диалектике, ни одно убеждение не может иметь притязание на вечность, понятия постоянно развиваются; всякая ступень развития, всякая форма общества необходима и оправдывается условиями своего времени; но она должна пасть перед высшим» требованиями, которые постепенно вырабатываются в ее собственном существе. Один из левых гегельянцев, Руге, просидевший 6 лет в крепости за участие в студенческом союзе, применил диалектику Гегеля к учению о развитии политических форм. Тогда как сам Гегель видел в прусском государственном строе высшую ступень развития духа, Руге считал таковым демократическое устройство со свободой слова, судом присяжных и т. д. Руге основал немецкий радикальный журнал в Париже и старался привлечь к участию в нем французских республиканцев.

 

С 1840 г. в Пруссии стал править Фридрих Вильгельм IV, исполненный презрения к «бумажным конституциям» и увлеченный верой, что он получил «корону в лен от Бога». Общий голос, однако, заставил его приступить к реформе и составить из депутатов от местных провинциальных собраний Соединенный ландтаг (1847): этому общему собранию предоставлялось только обсуждать новые налоги и подавать петиции. Запоздалая и слабая уступка правительства никого не удовлетворила. Собравшийся в Берлине ландтаг требовал признания за ним права проверять бюджет, свободы печати и отказал в займе, которого просил король. Ландтаг распустили, и пока король колебался относительно новых уступок, произошла революция.

 

В городе вооружилась учащаяся молодежь, группы рабочих и иностранных эмигрантов, главным образом поляков. Когда они стали собираться на митинги под впечатлением парижской февральской революции, против них начались военные приготовления. Внезапно Фридрих Вильгельм IV сам обратился с воззванием -к народу, признавая необходимость введения конституционного устройства. Толпа собралась перед дворцом и благодарила короля, вышедшего на балкон. Случайные выстрелы привели однако, к столкновению между вооруженными горожанами и войском. В Берлине произошло то, что 'было несколько раз в Париже: баррикады и уличный бой (мартовские дни 1848 года). Войска уже стали вытеснять инсургентов, когда король под влиянием умеренно-либеральных бюргоров, решил остановить кровопролитие. Он удовлетворил требование восставших, чтобы были удалены солдаты из столицы, согласился на образование из граждан национальной гвардии и вышел с обнаженной головой почтить умерших борцов за свободу, которых толпа проносила мимо дворца. Затем он согласился принять настоящую конституцию, допустить национальное собрание избираемое всеобщей подачей голосов, ответственных министров, гласный суд присяжных, равенство прав и отмену сословий, свободу личности и печати.

 

Революция в Пруссии была лишь частью общегерманского движения. Под влиянием требований свободы печати и парламентского устройства, союзный сейм, заседавший во Франкфурте, должен был назначить общие выборы по всем германским областям, включая сюда большую часть Пруссии и западные области Австрии. Правительства, испуганные движением, не препятствовали выборам.

 

Во Франкфурте сошелся парламент почти из 600 человек для' выработки общегерманской конституции. По характеру это собрание было похоже на французское Учредительное 1789 г. В большей части германских областей не было до тех пор политической жизни, и в депутаты преимущественно, выбрали людей, выступавших в литературе за объединение и свободу, профессоров, писателей. Собрание начало с установления «основных прав германских граждан». Наиболее трудный вопрос состоял в выработке формы для нового государства. В парламенте было много республиканцев, но они не имели большинства; перевес принадлежал умеренным, которые хотели устройства союза с центральным правительством в лице императора, избранного народными представителями, но с наследственной властью. Затруднение заключалось в том, что нельзя было обойти двух самых сильных государей Германии, прусского короля и австрийского императора; всякий иной не имел бы над ними авторитета. Но выбор одного из них означал бы конец влиянию' другого в Германии, и следовательно с неизбежностью приводил к столкновению между Австрией и Пруссией.

 

Парламент решил избрать императором прусского короля в виде меньшего из двух зол. Прусский король сам поставил новое препятствие: он желал получить императорскую корону от «равных себе» германских правителей и отклонил власть, предложенную ему народными представителями. Вместе с тем южнонемецкие государства и Австрия отвергли выработанную парламентом конституцию. Множество депутатов, отчаявшись в мирном решении общегерманских дел, разъехались по домам; оставшиеся решили, вопреки правительствам, обратиться к народу и пригласить его к новым выборам; республиканцы -в: южной Германии объявили восстание в пользу единства и конституции.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Новое время

 

 

 Смотрите также:

  

Национальное объединение Италии - революция охватила...   Революции в Австрии, Германии, Италии, свержение монархии...

 

Европа переход к новому времени   новая история. ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА НОВУЮ ИСТОРИЮ

 

Парламент состоял из сената и палаты депутатов. Италия...

Лишь в XIX в. под влиянием революций в других странах Европы в Италии создались предпосылки для объединения страны и перехода ее на капиталистический путь развития; государственное объединение шло трудным путем...