Учебник истории. Время реставрации

 

 

Англия в эпоху реакции

 

 

ффф1

 

В Англии раньше, чем где либо, начался промышленный переворот, который выдвинул новые трудящиеся классы и настоятельно требовал свободы обмена. Но когда французская революция выставила идеи народного верховества и личной свободы, высшие пратаящие классы в Англии отнеслись к ним враждебно. Аристократия, и без того нерасположенная к реформам, вступила на путь реакции; благодаря этому устарелый английский строй удержался в неподвижности еще долгие годы до парламентской реформы 1832 года.

 

Эта задержка совпала с самым сильным развитием промышленного переворота и наиболее тяжелым положением рабочего класса в Англии. Рабочие были оторваны от земли и поставлены в исключительную зависимость от найма и заработка в больших предприятиях. Между тем сами предприятия руководились спросом на больших, нередко отдаленных рынках. Спрос этот подлежал очень сильным колебаниям, особенно вследствие войн, которые закрывали крупный сбыт в ту или другую страну: происходили промышленные кризисы, т. е. фабрики и заводы должны были сокращать свое производство или вовсе закрываться и распускать рабочих, впадавших в полную нищету.

 

Никогда рабочие не были так стеснены- в борьбе за улучшение своей участи-, как именно в эту пору. В Средние века существовали союзы мелких мастеров и подмастерьев, которые оказывали известную поддержку своим сочленам; остатки этих союзов пытались теперь бороться с крупными предпринимателями. Но в 1800 г. прошел закон о союзах, похожий на постановление французского Учредительного Собрания 1791 г., который воспрещал не только стачки, но и всякого рода соединения рабочих с целью добиваться повышения заработной платы, уменьшения рабочего дня, или даже взаимопомощи и поддержки безработных, больных и осиротелых. Высшие классы старались оградить свои интересы против бедных. . Нищета вела к крайнему развитию бродяжничества и воровства; парламент выработал систему бесчеловечных наказаний за проступки: смертная кавнь полагалась за кражу вещи с окна магазина.

 

Тяжелое положение классов, занятых в индустрии, обострилось еще вследствие продолжительной войны с Францией. Война велась в интересах английской промышленности; Англия приобрела ряд важных колоний, между прочим отняла у голландцев Капскую землю в южной Африке. Но в тоже время расходы на войну были крайне велики; государственный долг за 25 лет увеличился вчетверо; потребовались чрезвычайные налоги, чтобы покрыть одни проценты с него; во время войны и благодаря континентальной системе, запиравшей доступ английским фабрикатам на материк, поднялась цена на хлеб и уменьшилась заработная плата.

 

Землевладельческая аристократия, державшая в руках власть, вела политику в своих узких интересах. Парламент отменил неприятный для помещиков налог, который был введен Питтом для покрытия военных издержек, и торжественно обещал не допускать его никогда более. Вместо того он ввел косвенные налоги на предметы первой необходимости; особенно важен был изданный в 1815 г. тотчас после окончания войны, так наз. хлебный закон. Лэндлорды боялись, что большой ввоз хлеба (особенно из России) понизит цены на производимый в Англии хлеб; иностранное зерно решили допускать вообще к продаже лишь в том случае, если английский хлеб поднимется до высокой цены 4 фунтов стерлингов за четверть пшеницы, и брать с ввозного хлеба пошлину, которая поднимала его цену еще дороже.

 

Фабриканты и торговцы были недовольны хлебным законом, так как он заставлял их повышать заработную плату и затруднял иностранную торговлю; рабочие были им недовольны, так как он создавал дороговизну. Среди рабочих недовольство выражалось иногда крайне бурно: они жгли амбары, разбивали фабрики и лавки, ломали машины, которым приписывали свое нищенское положение. Интересы класса крупных промышленников всего ярче выразились в сочинениях лондонского банкира-миллионера Давида Рикардо (1762—1823). Убежденный в благотворном конечном результате промышленного переворота, Рикардо находил, что осталось еще слишком много препятствий, мешающих свободному обмену и личной предприимчивости; в числе этих препятствий первое место занимает хлебный закон. Рикардо был уверен, что рабочие не должны ожидать особых благ от повышения заработков. Существует роковой уровень платы: это — ее минимум, нужный для содержания семьи; как только заработная плата поднимается выше уровня, рабочее население начинает размножаться сильнее, увеличиваются его браки и рождаемость; но тогда увеличивается и соперничество рабочих, вследствие чего предложение труда и заработная плата опять падает, пока не дойдет до минимума. Это положение Рикардо считал естественным законом (его назвали потом железным законом).

 

Последователи взглядов Рикардо признавали, что рабочим надо дать свободу организоваться для улучшения своей участи; но особенно необходимо предоставить промышленным классам участие в политической жизни. В парламенте эти взгляды разделяли немногочисленные виги, во главе которых по прежнему были аристократические фамилии; еще меньше в нем было р а - д и к а л о в, которые требовали общего избирательного права, тайных выборов и ежегодно сменяемых парламентов.

 

В 1816 году богатые торговцы и банкиры Сити, т. е. центрального Лондона, с лорд-майором юо главе, подали регенту (сыну сошедшего с ума Георга III) адрес, в котором указывали, что страна не может более выносить лежащие на ней тягости, и что существует лишь один выход: уничтожить злоупотребления в избирательной системе. Радикальная партия начала агитацию среди рабочих, созывая огромные митинги под открытым небом и стараясь подействовать на общество массовыми процессиями. Консервативное большинство парламента решило принять насильственные меры для подавления революционного духа. Когда министры доложили в палате о заговорах, союзах и собраниях, служащих «к ниспровержению учреждений королевства и подор- вшнию начал собственности», парламент объявил приостановку закона Habeas corpus и дал правительству полномочие сажать в тюрьму всякое лицо, заподозренное на основании доноса в опасных для государства действиях.

 

Так как в новом парламенте, сошедшемся вi 1819 г., большинство осталось за ториями, враждебными всяким политическим изменениям, радикалы снова устроили громадный митинг в Манчестере с тем, чтобы голосовать петицию о реформе. Собралось до 60.000 человек; среди толпы развевались знамена с надписями: «права человека», «всеобщая подача голосов», «долой хлебный закон»!» Но только что начал речь популярный оратор, как полиция потребовала его выдачи; толпа стала его защищать, тогда на нее направили стрелков и гусар. Манифестантов рассеяли, на месте осталось несколько убитых и раненых, между ними женщины и дети. Напуганный движением, парламент принял б пунктов, прозванных «законами для зажимания ртов». В силу них мировые судьи получили право домашних ночных обысков при подозрении, что где либо скрывается оружие. Газеты и брошюры были обложены гербовым сбором, а издатели должны были предъявлять залог; «мятежные и богохульные» книжки объявлены подлежащими конфискации, а при вторичном проступке издателю и составителю грозили штраф, тюрьма и ссылка.

 

Исключительные законы в такой мере противоречили общим началам английской конституции и практике многих лет, что их невозможно было бы применять со всей силой. Притом в среде самого правящего класса в Англии выступили политики, которые не упорствовали & преследовании противников, а сумели сделать своевременные уступки.

 

Таковы были при короле Георге IV (1820—30) умеренные тори: Пил, сын хлопчато- бумажника фабриканта, разбогатевшего XVIII веке, и Кан- нинг, самый способный из учеников Питта. Пил провел отмену суровых уголовных законов, грозивших смертью за мелкие проступки; далее правительство согласилось на отмену строгого закона 1800 г., воспрещавшего всякие союзы (1824 г.). Благодаря этому облегчению, рабочие покинули обычай составлять тайные заговорьг против предпринимателей и принялись соединяться в трэды, т. е. союеы взаимопомощи специалистов, как то механиков, портных, башмачников, ткачей и т. п. Каннинг впервые решился порвать с системой Священного союза, враждебной революциям, признавши независимость южноамериканских колоний, отделившихся от Испании. Вследствие этого открылись оживленные сношения с Америкой, и Англия извлекла из них большую выгоду. На вновь открывшиеся рынки направились английские фабричные изделия; английские капиталисты составили компании для разработки рудников и других естественных богатств Южной Америки. Торговля крайне оживилась, во 1многих промыслах поднялись заработки, острое недовольство1 рабочих, грозившее революцией в 1815—20 гг., миновало.

 

Новым выигрышем для английской торговли было освобождение греков, открывшее Англии восточную часть Средиземного моря.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Новое время

 

 

 Смотрите также:

  

Французская революция. Начальный период становления...   Легитимная монархия. Реставрация Бурбонов. Хартия 1814...

 

ВРЕМЕНА ЕВРОПЕЙСКОЙ ПЕНТАРХИИ Западная Европа и эпоха...

Юго-западная европа и эпоха конгрессов. Во Франции с возвращением Бурбонов начались
Но самые неумеренные либералы (радикалы), поборники республиканских идей и
Во Франции времена Реставрации и Июльской монархии сопровождались расцветом...

 

Распространение идей французских просветителей, Французская...

За революцией последовали реставрации. Во Франции вновь воцарились Бурбоны. Вернувшиеся в страну эмигранты, особенно реакционные круги дворянства (ультрароялисты), стремились ликвидировать завоевания Французской революции.