Учебник истории. Век демократии. Великая французская революция

 

 

Неудача реформ и аристократическая революция

 

 

ффф1

 

Увлечение Америкой, охватившее французское общество с конца 70-х годов, показывало, что французы сами прониклись демократическими идеями. Но га, то время, как для аристократии это было только модой и забавой, для буржуазии, класса зажиточного, энергичного, интеллигентного, здесь заключались очень серьезные требования жизни. Крупные и мелкие мастера и предприниматели в торговле и промышленности, а также люди свободных профессий, ученые и учителя, техники, врачи, адвокаты, артисты, понимали под демократией уравнение в, правах людей всех званий, предоставление гражданской свободы средним и нисшим классам, тем более, что привилегированные сословия они считали «праздными и бесплодными».

 

Правительство шагу не могло ступить без материальной поддержки буржуазии: сбор налогов находился в руках откупщиков, и это были богатейшие люди в стране. Финансы держались давно уже не на поступлении податей, а на непрерывно возраставшей ссуде, которую власть добывала выпуском процентных бумаг, жадно раскупавшихся обществом. За несколько десятков лет французская буржуазия чрезвычайно разбогатела) и усилилась. Это было особенно заметно на крупных приморских торговых городах, Марсели, Бордо, Нанте, на больших индустриальных пунктах, как Лион, и на самой столице, Париже, представлявшем громадный пункт потребления. Освобождение американцев от Англии обещало необыкновенное усиление французской торговли, получившей новый рынок в Соединенных штатах. Французская буржуазия выказывала также вкус к искусствам и интерес к науке: университеты были заполнены молодежью из среды горожан.

 

У буржуазии имелись однако все основания быть недовольной государственным управлением. В финансах не было порядка. Не хватало средств на полезные сооружения, а между тем масса денег тратилась на блеск двора, на бесчисленные подарки и пенсии дворянству, составлявшему свиту короля и заполнявшему бесполезные должности. Неумеренные займы правительства угрожали банкротством, которое неизбежно должно было разорить сотни тысяч зажиточных людей.

 

Последнее два Бурбона, Людовик 15 (1715—74) и Людовик 16 (1774—92) своим образом жизни и нравственными качествами много содействовал падению популярности королевской власти. В лице Людовика XV, отдавшегося разврату, монархия пала так низко, что ей вообще перестали верить; в, ней привыкли юидеть только каприз, деспотизм и нравственную порчу. С восторгом встречали оппозицию, откуда бы она ни исходила; готовы были одобрять сопротивление королю со стороны парламентов, члены которых составляли «дворянство мантии» (в отличие от «дворянства шпаги») и потому противились всякой реформе уравнения сословий.

 

Под конец правления своего (1770) Людовик 15 дал канцлеру Мопу полномочия сломить оппозицию парламентов и произвести государственный переворот (coup d'etat). Правительство объявило, что отныне намерено законодательствовать безраздельно и не допустит вмешательства парламента. Парижский парламент, сговорившись с провинциальными палатами, попробовал ответить на это судебной забастов кой, т. е. прекращением разбора дел. Но правительство не смутилось перед таким протестом: Мопу предписал внезапно ночью арестовать всех судей-забастовщиков, выслать более 150 членов парламента и заменил наследственных судей назначаемыми от правительства. Вместе с тем министр отменил наиболее вопиющие злоупотребления суда, как-то взимание денег с тяжущихся сторон; в судопроизводстве была уничтожена волокита; суд стал проще, дешевле и общедоступнее.

 

Переворот, произведенный в суде, мог бы быть началом просвещенной демократической монархии, но только при условии, чтобы за ним следовали другие преобразования. Всего важнее была бы реформа финансов, уравнение сословий в отношении налога, а также сокращение расточительности двора. Но попытка а этом смысле министра финансов, аббата Террэ, встретила противодействие самого Людовика XV, который ничего не хотел изменять в своем барском существовании. Как раз предстояло справлять свадьбу наследника престола, будущего Людовшка XVI, с австрийской принцессой Марией Антуанетой. Свадебные торжества поглотили колоссальные суммы; в год смерти Людовика XV общие расходы на королевский двор составляли приблизительно одну седьмую всего государственного дохода.

 

Если Людовик XV был плохим королем, но все таки понимавшим задачи управления, то Людовик XVI, вступивший на престол 20 лет (1774), не имел никаких данных, чтобы править Францией: увлекаясь только охотой и слесарным ремеслом, он совершенно пренебрегал политикой. Для того, чтобы показаться милостивым, он вернул сосланных членов парламента, восстановил старые суды и уничтожил т. о. реформу своего предшественника. С другой етор'оны, однако он вызвал живейшие надежды! в обществе, назначив генеральным контролером ученого Тюрго, одного из выдающихся просветителей, который, в качестве интенданта области Лимузен, выказал гуманность и энергическую заботу о нуждах населения.

 

Тюрго предпринял целый ряд реформ с целью облегчить по- вияиости нисших классов и поднять самодеятельность общества: отменил цехи, стеснявшие свободу действий промышленников, уничтожил таможни, разгораживавшие отдельные французские области, точно чуждые друг другу государства; объявил свободную торговлю хлебом по всей стране, тогда как раньше она подлежала различным стеснительным правилам; отменил государственную барщину крестьян. Он замышлял далее ввести' всеобщее светское обучение, а также устроить в городах и сельских округах совещательные собрания (муниципалитеты), которые заведовали бы распределением налогов, общественными работами, попечением о бедных; над местными и провинциальными собраниями должно было стать общее национальное собрание; предполагалось, что оно вместе с министрами будет обсуждать главнейшее расходы по благоустройству страны; все собрания должны получить право восходить о ходатайствами к королю.

 

Проекты Тюрго остались только мечтаниями. Так как он требовал сокращения бесполезной роскоши, против него вооружилась придворная партия с королевой Марией Антуанетой во главе. После неполных двух лет управления, он получил отставку (1776), и даже меры, которые он успел провести, были отменены. Хуже того, двор усилил реакцию: всем недворянам закрыли доступ к офицерским чинам в армии, к крупным церковным должностям и в парламенты. Но и с привилегированными сословиями правительство не умело поладить, между тем как финансовое положение становилось все хуже и хуже.

 

К старому долгу прибавились огромные затраты, сделанные в американской войне. Правительство сменяло одного министра финансов за другим. После Тюрго оно обратилось к Неккеру, женевскому банкиру, иностранцу и протестанту, что было крайне необычно.для французской монархии, но объяснялось отчаянием правительства и его верой в финансовую мудрость этого денежного дельца. Однако и Неккеру король дал отставку за то, что тот, желая приобрести популярность, опубликовал впервые бюджет и раскрыл финансовые тайны. Следующий за ним министр, Калонн, желаiя также сделать устушкА общественному мнению, предложил пригласить нотаблей, т. е. представителей сословий, назначаемых правительством. Но так велико было накопившееся в обществе раздражение, что оно проявилось даже среди нотаблей, состоявших из крупных сеньеров, прелатов, членов парламента и городских голов. Калонну поставили в вину то, что скрывали до сих пор все министры финансов, а именно, что государство страдает дефицитом, т. е. перевесом расходов над доходами, который все нарастает. Опасаясь отдачи под суд, Калонн бежал в Англию.

 

Нотабли шумели, требовали прекращения деспотизма абсолютной власти, установления при короле аристократического совета и наконец созыва Генеральных штатов, не собиравшихся с 1614 года. Их поддержал парижский парламент, где приверженцы старины и сословных привилегий произносили революционные речи, оспаривая право короля издавать законы и признавая его только за нацией.

 

На эти резкости правительство ответило разгоном парламента и ссылкой судей совершенно так, как это сделал Мопу при Людовике XV за 16 лет до того. Но теперь эта мера лишь повредила монархии, не вызвав ни в ком ни малейшего сочувствия. Напротив, закрытие парламента было встречено беспорядками и волнениями в разных частях Франции, в Дофинэ, Провансе, Бретани, Беарне. Всюду чувствовалось падение авторитета монархии; в Бретани королевские войска отказались стрелять в народ. В Д о - финэ собрались самовольно, без разрешения короля, провинциальные штаты и потребовали созыва штатов Генеральных. Король снова обратился к Неккеру, который, казалось, один может спасти финансовое положение: дело дошло до того, что казна, совершенно пустая, уже не могла производить никакой наличной расплаты.

 

Неккер, по своему обыкновению, постарался всем угодить. Он вернул сосланных членов парламента и восстановил старый суд. Судьи, защищавшие привилегии и отсталые феодальные учреждения, вернулись в Париж при восторженных кликах толпы, которая, в их лице, приветствовала победу над монархией. Вместе с тем Неккер распорядился ускорить созыв Генеральных штатов, которого так жаждали во всем французском обществе.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Новое время

 

 

 Смотрите также:

  

Французская буржуазная революция и наука    Великая французская революция. Предпосылки революции

 

Значение Французской революции XVIII в. Французская...    Великая французская революция. итоги Великой французской...

 

Французская революция. Начальный период становления...

 

Требования коренной реформы права. Французская революция...

Французская революция XVIII в. и право. Глубокое вторжение Французской революции

Французская революция. Первая победа    Французская революция XVIII в. Правовая система Франции...

 

Февральская революция во Франции. Луи Наполеон...     Идейная борьба во Франции XVIII в. Программа антифеодального...