Учебник истории. Образование нового государственного строя в Англии, Франции и Испании

 

 

Объединение Франции

 

 

ффф1

 

 

Капетинги, особенно Филипп II Август (1180—1222) и Людовик IX Святой (1226—1270), собирали королевскую вотчину по частям с большими усилиями, устраняя независимых феодальных владетелей. Они однако не были объединителями французской нации. В приобретенных территориях они видели прежде всего достояние своего дома; начиная с Людовика IX, многодетные короли стали раздавать части вотчины своим младшим сыновьям. Так образовались во Франции удельные к н я ж е с твi а; их обладатели, хоть и были родственниками короля, но вели себя, как самостоятельные государи, заключали союзы с иностранными державами, нередко враждовали с королем. К концу XIV в. из этих владений образовались новые сень- ерии, и как будто возник опять феодальный строй; это был «феодализм принцев».

 

Самым сильным из удельных князей был герцог бургундский. Его владения только одной частью входили в состав Франции. Другая доля, Франшконтэ по склонам г. Юра, лежала в пределах германской империи. В 30-х годах XV в, бургундский герцог Филипп Добрый приобрел еще новые богатые промышленные области империи, лежавшие по pp. Шельде, Маасу и Нижнему Рейну. Из пограничных германских и французских земель образовалось как бы новое государство: самой важной частью его были Нидерланды, т. е. области, лежавшие на низовьях рек, впадающих в Северное море (нынешние Бельгия и Голландия с городами Брюссель, Антверпен, Роттердам, Амстердам). Ради торговых сношений бургундским герцогам было выгоднее держаться союза с Германией и Англией, чем с родственной им Францией. Английский король Генрих V одержал свои успехи во Франции главным образом благодаря поддержке Филиппа Доброго. Только когда бургундский герцог отстал от Англии и соединился с французским королем Карлом VII (1422—1461), удалось вытеснить англичан из Франции.

 

В виду такого раздробления сил французской нации, восстановление государства после тяжелой Столетней войны было делом очень трудным. Во время борьбы с англичанами, король Карл VII каждый год созывал генеральные штаты (т. е. собрание сословий, дворянства, духовенства и горожан) и советовался с ними. На собрании штатов вОрлеанев 1439 г. было решено соизволить королю сбор прямого налога* или т а л ь и в размере 1.200.000 ливров. Король продолжал потом собирать этот налог ежегодно, не обращаясь более к штатам. Т. о. сбор денег с населения из военной подмоги, возобновляемой время от времени, обратился в постоянную подать. Штаты не поставили ограничений, которые бы вынуждали, короля обращаться к ним при всякой нужде в деньгах, как это сделал парламент в Англии; они не закрепили за собой права проверять расходы короля и разбирать его политику. С этой поры короли во Франции1 перестали созывать штаты.

 

За установлением правильного налога последовало устроение войска. Война с Англией велась наемными' отрядами, которые набирались, кроме французов, из людей различных стран, испанцев, итальянцев, бельгийцев, немцев, шотландцев и т. д. Когда с окончанием войны прекращалась выдача денег из казны, наемники, лишенные всяких средств, или искали нового предприятия, иной раз переходили к недавнему врагу, или обращались в разбойников и грабили ту самую страну, которую только что заши- щал». Образовавшаяся для изгнания англичан сорокатысячная армия наемников (так наз. арманьяки, набранные графом Арманьяком), за свои насилия получила название «живодеров». К концу войны король только и помышлял о том, как бы избавиться от этого страшного сброда: их напустили на соседнюю раздробленную и бессильную Германию, где они долго беспрепятственно грабили. В виду такого разорения от наемников, Карл VII старался создать постоянную национальную армию на жалованьи, для чего средства ему дала новая постоянная подать, соизволенная штатами. Армия составлялась из двух частей: 1) вольных стрелков (из арбалета), которых ставил каждый приход по одному на 50 домов; 2) жандармов, иди конных копейщиков, из которых каждый был окружен несколькими стрелками и слугами. В жандармы посту-пали во множестве обедневшие рыцари; большинству их было непосильно нести прежнюю феодальную повинность, т. е. вооружаться и содержать коня на свой счет; они искали новой службы, вознаграждаемой деньгами, в прямом подчинении королю, который стал единственным и постоянным военным нанимателем.

 

При Карле ПИ, однако, власть короля была еще очень слаба. Настоящим объединителем Франции, который покончил с феодализмом принцев, сделался его сын Людовик XI (1461—1483).

 

К началу его правления вотчина короля вследствие раздачи уделов так сократилась, что составляла меньше половины королевства; притом ее северная и южная половины были отделены друг от друга широкой полосой княжеских владений. Князья образовали против короля «союз общего блага» и сильно его стеснили. Самый могущественный из них, сын Филиппа Доброго, Карл бургундский, прозванный Смелым, одно время держал короля в плену у себя. Людовик XI, неутомимый, бесконечно изобретательный и вместе с тем нечестный политик, шел на всякие уступки и при первой возможности нарушал условия: отправляясь в качестве друга в гост» к бургундскому герцогу, он в тоже время разжигал мятеж среди подданных герцога.

 

Слабая сторона бургундского герцогства состояла в том, что оно было перерезано посредине посторонними владениями. Карл Смелый старался захватить имперские земли, Лотарингию и Эльзас, которые бы связали1 обе разрозненные части, и вместе с тем получить королевский титул из рук императора. Людовик XI всюду поднял врагов против Карла; на севере он поддерживал волнения нидерландских городов, на юге платил деньги горожанам и крестьянам Швейцарского союза, которые опасались захватов со стороны бургундского герцога. Швейцарцы выработали замечательный пехотный строй в борьбе с Габсбургами, отстаивая свои права на обладание альпийскими проходами (особенно С. Гот а рд ом), по которым шла торговля между Германией и Италией. Теперь они выступили против Карла бургундского. В трех сражениях они разбили бургундских жандармов; в последнем, при Н а н с и, Карл погиб.

 

Людовик успел захватить из его владений только Бургонь на юге и Пикардию на севере. Остальная, большая часть бургундского наследства, Нидерланды и Франшконтэ, досталась Максимилиану Габсбургу, получившему руку Марии бургундской, дочери Карла Смелого. С этой поры над Францией повисла новая угроза в виде притязаний германских наследников бургундского дома: на два с половиной века потом протянулась борьба французской монархии с Габсбургами. Но для внутреннего спокойствия Франции гибель Карла бургундского была успехом. После его конца было легче справиться с другими сеньерами. Людовик 11 вернул оторвавшиеся от монархии уделы и приобрел еще новые княжества: Прованс, на юге у Средиземного моря с городом Марюелью и Бретань на северо-западе у выхода в океан с гор. Нантом. Корюль отнял у сеньеров право обмениваться посольствами и письмами с иностранными правительствами. Он присвоил себе вообще надзор за почтой: на границе особые чиновник» должны были прочитывать письма и пропускать лишь то, в чем не усмотрят ничего предосудительного для государства. Объединитель большей части земель, составляющих нынешнюю Францию, человек больной и тщедушный, долго оставался в памяти народа таким, каков он был в последние годы правления, когда жил п уединении небольшого замка, среди болот, окруженный наемной шотландской стражей, под защитой множества ловушек и волчьих ям, наводя ужас трупами повешенных жертв своей расправы, среди немногих приближенных, которых он вытянул из ничтожества.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Новое время

 

 Смотрите также:

  

Классическое Средневековье XI-XV века

История Средних веков Русская история и культура Всеобщая История Искусств.
Франция и англия во второй половине средних веков.

ИСТОРИЯ. Всемирная история. Первобытная эпоха, Древний мир...

Причины отставания Голландии в конце XVII века. Англия. Франция. Абсолютизм