Римская империя

 

 

Император Диоклетиан. Восстановление римской империи

 

 

ффф1

 

Из той же военной среды, однако вышли и восстановители империи: Аврелиан (270—75), Диоклетиан (287—305) и Константин (306—337), все трое родом из провинции Иллирии.

 

Аврелиан, неизменно счастливый во всех войнах, отогнал варваров от границ, возвратил империи Сирию и Галлию и воскресил ее в прежнем виде: в сознании этих великих дел, он велел чеканить на монетах свой новый титул «восстановителя вселенной». Чужестранец, всю жизнь проведший в суровых боях далеко от Рима, Аврелиан не мог понять уважения прежних императоров к великому городу и господствовавшей когда-то италийской народности. Вместо республиканского имени принцепса он назвался «владыкой и богом», стал появляться в сверкающей алмазами и жемчугами восточной царской одежде, надевать солнечную корону с расходящимися лучами. Подобно Антонинам, Аврелиан хотел скрепить единство империи единой религией; но его вера была непохожа на разумную религию стоика Марка Аврелия: понятия огрубели, императору и его подчиненным нужен был блеск богослужения, таинственно-волшебные действия. Верховным божеством Аврелиан объявил Непобедимое Солнце, почитаемое больше всего в Сирии; император начал ему строить великолепный храм в Риме.

 

Провозглашенный солдатами, Аврелиан погиб от заговора в своем же войске. Десять лет спустя Диоклетиан, выбранный таким же способом, решил обезпечить монархическую власть от всяких покушений со стороны воинства и установить по своему порядок престолонаследия. Он разделил власть с Максимианом, которого назначил сам из числа преданных ему командиров; два правителя назвались августами и назначили себе двух помощников с титулами цезарей, Констанция Хлора и Галерия. По мысли Диоклетиана, цезари вместе с тем являлись и наследниками августов, которые должны были уступить им власть по прошествии 20 лет правления. Империю разделили на 4 части для того, чтобы у каждой из границ, рейнской, верхнедунайской, нижнедунайской и евсрратской, мог лично командовать войском император.

 

Все четыре правителя были людьми незнатного происхождения: Диоклетиан — сын вольноотпущенного, Максимиан — крестьянин, Галерий — дакиец, бывших пастух; звание «владыки» должно было поднять их неизмеримо выше подданных и окружить божественным сиянием. Избегая Рима, где было так много республиканских привычек, где еще при Траяне дом императора назывался «общественным дворцом», Диоклетиан выбрал столицей своей Ни комедию, в северном углу Малой Азии, близ Босфора; отсюда он мог наблюдать одновременно за дунайской границей, Черным морем и Евфратом; здесь он находился близко к Востоку, враждебному и вместе с тем таинственно привлекательному. Назвавшись «воплощенным богом», Диоклетиан завел персидский церемониал земных поклонов перед своей особой; все, что окружало государя, все части дворцового управления получили обозначение «священных» и «божественных»; вместо сената из старинных фамилий, помнивших прежнюю самостоятельность, при нем состояла «святая консистория» из вольноотпущенных и чужестранцев, возвышенных его волею.

 

Все в государстве должно было служить на лользу войска, для поддержания военных дорог и крепостей, для продоволь- ствования и награждения солдат. Диоклетиан ввел неслыханный раньше поголовный налог, очень удобный для счета в канцеляриях, но крайне обременительный для населения. Каждые 5 лет составлялись списки количества пайков, приходившихся пехотинцам, кавалеристам и офицерам армии. Сумму расходов распределяли по провинциям, где в свою очередь, каждые 5 лет составлялись списки всех владельцев земли и трудящихся в поле. Долю взноса, приходившуюся на каждую провинцию, делили на количество человеческих голов, не соображаясь с тем, сколько они могут действительно получить со своих участков или выработать своим личным трудом. Со страхом ожидали подданные в империи каждой новой индикции, т. е. объявления требуемой государством суммы к началу нового пятилетнего срока.

 

Так как после разорения в стране было мало золота и серебра, правители собирали подать не деньгами, а натурой, т. е. товарами. Ремесленники и рабочие, разделенные на цехи по виду занятий, были обязаны заготовить для военных лагерей даром известное количество хлеба, одежды, обуви, оружия, седел, плотничного и каменотесного материала, моряки — даром провезти эти грузы на кораблях, крестьяне доставить на подводах. Чтобы никто не мог уклониться от повинностей, все разряды населения были прикреплены к раз избранным занятиям и местожительству. Куриалы, члены городских советов (курий), не имели права выезда из города, потому что отвечали своим имуществом и личностью за исправное доставление налога; из цеха уйти не позволялось; сын обязан был продолжать занятие отца; крестьяне (к о л с н ы) не имели права отлучаться «ни на минуту», как сказано в законе, из имения или деревни, где были приписаны.

 

Большие провинции римской державы Диоклетиан разбил на множество мелких уездов для того, чтобы легче было следить за поступлением налогов и товаров. Это разделение потребовало большого количества чиновников, заменивших теперь повсюду выборных от населения начальников. Автономия городов, столь привычная для греков и римлян, исчезла; прекратились и провинциальные собрания, установленные Августом. Порядки управления в империи стали похожи на устройство персидской державы времен Дария Гистаспа; так же как там от «ока государева» исходил тайный надзор за сатрапами, и здесь главная канцелярия следила за наместниками и управляющими: всегда наготове держали деловых агентов, отправляемых для ревизий, т. е. проверки действий служащих; в случае неисправности, взяток и т. п. ревизующий немедленно заступал место уличенного. В распоряжении проезжающих чиновников были государственные дороги и почтовые станции, опять как у персов: крестьяне, отрываясь от полевых работ, должны были доставлять им подводы.

 

Так же как Аврелиан, и Диоклетиан искал в религии скрепляющей силы для восстановления империи. Новые учения, манихейство и христианство, страшили его своей враждой к прежним богам, которых они объявляли темными и злыми демонами; императору казалось, что нет хуже преступления, как пытаться изменить веру предков. Но его собственные понятия об этой вере были неясны и спутаны: одному только он слепо доверял — волшебству гадателей и предсказаниям оракулов.

 

С манихеями, как выходцами из враждебной Персии, Диоклетиан расправился очень круто: осудил проповедников на сожжение вместе с их священными книгами. Христиан он долго не решался трогать: они были послушны и спокойны; общехристианская церковь составляло могущественный союз по всей империи; много христиан служило в войске, много было их также при дворе; жена и дочь самого императора держались христианской веры. На преследование христиан его однако натолкнули неудачи в гаданиях.

 

Считая себя всемогущим, Диоклетиан решил прекратить дороговизну припасов в империи одним грозным указом, где были определены цены на все товары и все виды заработка; под страхом смертной казни воспрещалось переступать максимум (высшую границу цены). На вопрос императора, будет-ли иметь успех эта мера, гадатели сказали, что присутствие при дворе христиан мешает дать благоприятный ответ; крестным знамением своим они разрушают все предсказания. Взволнованный этим сведением, Диоклетиан потребовал, чтобы все придворные и военные принесли языческие жертвы и отреклись от христианства. Его соправитель в восточной части империи, Галерий, который был еще суевернее Диоклетиана, настаивал на мерах более суровых; неумолимую строгость к христианам присоветовал также старинный оракул Аполлона Бранхидского (близ Милета).

 

Диоклетиан предписал разорять молельные дома христиан и жечь их книги; исполнение указа началось со столицы Нико- медии, где в присутствии властей и войска торжественно разрушили большое здание, служившее для христианских собраний и сравняли его с землей. Когда вслед за тем произошел пожар в императорском дворце, и началось восстание в Сирии, эти несчастья были приписаны злому волшебству христиан: епископа Никомедии обезглавили, многих христиан сожгли. Диоклетиан предписал по всем провинциям полное прекращение христианских молитв и обрядов, заключение в тюрьму всех- руководителей собраний от епископа до последнего служителя; не довольствуясь этими мерами, через год он потребовал ареста всех христиан.

 

Это был последний отчаянный бой язычества за свое существование. Среди христиан многие, не выдерживая пыток и угроз казни, отрекались от своей веры. Но скоро правители должны были убедиться, что церковь сильнее их, что большинство крепко держится за своих епископов. Простой народ, беднота видели в церкви единственную заступницу: в то время, как государство только тянуло с населения повинности, беспощадно взыскивало недоимки, наказывало и отнимало у трудового люда последние достатки, церковь щедро помогала неимущим, разоренным и выброшенным, выкупала пленных, спасала несостоятельных должников от каторги; притом — что особенно бросалось в глаза — все эти громадные суммы получались из добровольных приношений, без малейшего принуждения. Миллионы выдач церкви создавали ей миллионы новых приверженцев. Поэтому преследования христиан не достигали цели: оттого, что разрушали молельные дома христиан, языческие храмы не наполнялись народом: напротив, по словам императора-гонителя, «все покидают веру в богов и присоединяются к христианской толпе».

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Древность

 

Смотрите также:

 

Римская Империя. РЕФОРМЫ ДИОКЛЕТИАНА И КОНСТАНТИНА...

Приход к власти императора Диоклетиана открывает новую, последнюю стадию в развитии римского рабовладельческого общества и государства: эпоху поздней Римской империи, продолжавшуюся около двухсот лет (со времени прихода к власти Диоклетиана в 284 г...

 

ЭРА ДИОКЛЕТИАНА. Император Диоклетиан  БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Оценка личности и деятельности...

:: Диоклетиан. (Гай Аврелий Валерий) — один из наиболее выдающихся римских императоров (284—305 по Р. Х.), отметивший собой новую эпоху в истории Римской империи.

 

ДИОКЛЕТИАН. Диоклетиан служил в Галлии, одна ворожея...  Император Диоклетиан

Император Диоклетиан, около 300 года. Несколько энергичных императоров, большею частью родом из Иллирии, по