Римская империя

 

 

Религии в Римской империи

 

 

ффф1

 

Сближение религий

 

Получивши господство над всем почти культурным миром, или — как тогда говорили — над вселенной, римляне стали утрачивать свой народный характер. В сельском хозяйстве, в работорговле, в обращении с рабами они повторяли пунийские обычаи; порядки городского управления они взяли из эллинистических городов Александрии и Антиохии; в литературе, искусстве они подражали грекам; из Греции же вывозили они домашнюю обстановку и художественные вещи. В свою очередь римляне перенесли в завоеванные ими Галлию, Африку, Испанию свой язык и свои привычки: они романизовали Запад так же,_ как раньше греки эллинизовали Восток.

 

От таких перенесений и заимствований быта народы, населявшие разные страны вокруг Средиземного моря, становились более похожими друг на друга. Сближение между ними все увеличивалось благодаря оживленной торговле и путешествиям, которые теперь так легко совершались по морю под покровительством римской державы. Молодые римляне отправлялись учиться в Афины изящным искусствам, на о. Родос стремились в ораторскую школу, в финикийском Берите (нын. Бейруте) посещали школу юридическую (для изучения законов и судебного дела). Обратно на запад прибывали из Сирии, Палестины, Египта, Малой Азии торговцы, ремесленники, художники, учителя, проповедники.

 

Переселенцы приносили с собою свое богопочитание: египтяне познакомили римлян с Изидой, Озирисом и Сераписом, ма- лоазийцы с Кибелой, Великой матерью богов. Возвращались с чужеземными богами и римляне из своих походов: так у раз-

громленных Помпеем морских разбойников узнали римские солдаты о персидском боге света Митре, который в свою очередь перешел к пиратам из государства Митридата понтийского. Во времена республики римские власти, оберегая старину, не допускали чужих богов внутрь городской черты Рима. Теперь, при императорах, когда народы сблизились, было позволено строить храмы посторонним божествам в самой столице: число их почитателей становится все больше, а своих, италийских богов, все более забывают.

 

Подобно народам сближаются между собою и религии, заимствуя одна от другой. Повсюду распространяется учение За- ратустры о бессмертии души, о разделении после смерти душ грешников и праведников, о страшном суде Божием; во всех странах принимают египетскую веру в бога умершего, нисходившего в ад и победившего смерть, причем греки переносят сказание о страданиях и воскресении Озириса на своего Диониса, сирийцы на Адониса, бога цветущей весны, римские солдаты на Митру.

 

Молитвы и обряды также приняли иной характер. Между тем как прежде обращались к богам только консулы и понтифики от имени всего народа, теперь каждый верующий стремился сам приблизиться к божеству, найти своего искупителя, целителя, спасителя от болезней и несчастий. Для этого нового вида богопочитания жрецов не существовало; верующие составляли дружеские союзы (коллегии, как их называли римляне), собирали в своей среде взносы на общие братские трапезы, на погребение своих сочленов, выстраивали большие общие дома (с х о л ы), в которых наверху происходило богослужение, а низ служил усыпальницей. В то-время как все больше становилось таких братских молельных домов, пустели храмы, где приносились жертвы от имени государства приставленными к делу богослужения священниками.

 

Среди обрядов и верований, прибывших в Грецию и Италию из чужих стран, были дикие суеверия, напоминавшие колдовскую старину. Таков был обычай самобичевания, у поклонников малоазийской Кибелы, наносивших себе кровавые раны, чтобы страданиями заслужить спасение. Такова была т а - в р о б о л и я, т. е. очищение кровью жертвенного быка: подвергавшийся этому обряду спускался в землянку, закрытую сверху продырявленными досками, на которых происходило заклание: весь облитый свежей кровью жертвы, выходил он на свет божий с верой в искупление своих грехов и избавление от несчастий. Таковы, наконец, были таинственные заклинания некромантов, т. е. воскрешателей мертвых, производивших свое волшебство из Египта.

 

Ученые или философы, как они назывались у греков, в вопросах веры разделялись на две стороны. Эпикурейцы, последователи Эпикура, с о. Самоса, учившего во времена диадо- хов в Афинах, находили, что в мире нет ни справедливости, ни благого Провидения; так как вся религия состоит из суеверий, образованному человеку не стоит о ней безпокоиться. Иначе смотрели стоики (последователи Зенона, с о. Кипра, современника Эпикура, выступавшего в афинской галлерее сто а), которые старались создать религию, согласную с разумом, просветить ею народ, вытеснить грубые обычаи и колдовство. По их учению, в мире лишь одно божество — первоначальный огонь, или тепло, от которого идет жизнь и произрастание всех существ; частицу этого жизнетворного начала составляет человеческая душа; служение божеству, как чистому духу, не допускающее изображений, не должно выражаться в пышных жертвах. В мире все разумно устроено, все дела направляет благое Провидение; человек обязан выполнять лежащий на нем нравственный долг, идти по пути справедливости, который ему указан разумом, воздерживаться от зла, вести простую и умеренную жизнь; не надо привязываться к своей стране и своему народу; все люди — космополиты; по своей природе они равны между собою, они должны помогать ближним, мягко обращаться с рабами, любить всех, даже врагов своих.

  

Учение стоиков вполне разделяли два императора: усыновленный Адрианом Антонин, по прозванию Пий (благочестивый), и усыновленный Антониной Марк Аврелий Философ. Подобно индийскому правителю, царю Ашоке, эти два правителя (138—180 по Р. X.) готовы были насаждать в империи религию разума, проповедовать добрые нравы и совершать дела благотворительности. Марк Аврелий учил: «люби ближнего, даже и того, кто тебя обижает». «Старайся исправить тех, кто огорчает тебя, и если ты не в силах сделать это, помни, что твоя первая обязанность оказывать им добро, и что ты сам себе благотворишь, когда делаешь другим добро». Каждый день молился он о благе своих близких, постился и утомлял себя лишениями, чтобы спасти свою душу.

 

Озабоченные теми же мыслями, многие стоики и киники, проповедники бедности и воздержания, стали вступать в христианские общины, считая, что в учении христиан они нашли разумную религию. Один из новообращенных в христианство, философ Юстин подал императору Антонину апологию (защиту) христианства. Юстин требует, чтобы христиан не преследовали по одному подозрению, из за одного их имени, чтобы выслушивали их оправдания на суде. Он говорит, что истинная вера подготовлена священными книгами еврейскими; сам грек, он ставит иудейских пророков выше греческих мудрецов; в его глазах последний и высший из пророков Иисус Христос, завершил своей жизнью, страданиями и учением весь круг божественной философии. Как настоящий стоик, Юстин предлагает императору истребить в народе суеверия и идолопоклонство, снять в Риме грубые изображения богов.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Древность

 

Смотрите также:

 

Религиозная жизнь Римской империи ВОЗНИКНОВЕНИЕ...

1. Религиозная жизнь Римской империи в 1—II вв. н. э. Одним из важнейших средств укрепления своей власти Август и последующие императоры считали поддержание древнеримской религии.

 

Культура древнего Рима. Религия эпохи Империи представляет...  Рождение папства. Возникло христианство в Римской империи

 

Константин великий и торжество христианства...

Вместе с водворением новой религии Константин закончил и реорганизацию Римской империи, начатую Диоклетианом.
{Такой выбор особенно оправдался в

 

Культура древнего Рима. КЛАССИЧЕСКАЯ РИМСКАЯ РЕЛИГИЯ...

2. классическая римская религия - религия державы. Ко времени