Римская империя

 

 

Римская империя

 

 

ффф1

 

Не обладая военными талантами Цезаря, Август однако сумел сохранить размеры и величие империи. Для того, чтобы иметь противовес парфянам, он посадил царем в Армении, государстве промежуточном, Тиграна, армянского принца, получившего воспитание в Риме. Мир с парфянами был нужен Августу особенно потому, что через их владения, по Иранскому плоскогорию шел путь к странам Дальнего Востока, Бак- трии и Индии. В отчете своем римскому народу он записал, как важное событие: «ко мне не раз индийские цари присылали посольства, никогда до тех пор не виданные ни при ком из римских вождей». Во время своего путешествия на восток ему привелось принимать в Афинах индусов: сильное впечатление произвел на римлян прибывший из Индии монах самосожигатель, который в присутствии многочисленной публики сложил себе костер и в радостном озарении бросился в пламя.

 

Иной политики держался Август на северной границе, где стояла большая часть легионов, и где надо было обезопасить Галлию, Италию и Грецию от нападения варваров средней Европы. Римляне усмирили беспокойных горцев, гнездившихся в Альпах, покорили страны, лежащие между Адриатическим морем и Дунаем (нынешние Баварию, Австрию и Югославию), несколько раз ходили за Рейн, чтобы замирить германские племена, соседние с Галлией.

 

Прославляя дела Августа, Гораций говорит: «от страны восхода солнца и до края его заката царит величие империи . . . никто не смеет нарушить приказы Цезаря, ни те, кто пьет воду глубокого Дуная, ни геты (во Фракии), ни шелководы (т. е. китайцы), ни коварные персы (т. е. парфяне), ни уроженцы далекого края у Дона». Действительно, до той поры не было на свете такого всемогущего и многообъемлющего государства. Держава Ахеменидов едва захватывала восточные края Европы и Африки, и при своей попытке расшириться дальше на запад, потерпела крушение.' Государство Александра было больше персидского, так как включало Балканский полуостров и достигало середины Индии; но оно также не обнимало западной части Старого Света, а к тому же быстро разрушилось.

 

Римская империя, несравненно большая протяжением, чем персидская и эллинистическая, правда, не заходила так далеко, как они, в глубину Азии, но за то была гораздо разнообразнее по составу принадлежавших к ней народностей; притом в Африке, казалось, римлянам принадлежит вся обитаемая земля, так как в глазах культурных народов, живших кругом Средиземного моря, материк этот кончался на юге бесплодной Сахарой; в Европе предполагали границы империи близкими к северной окраине жилого мира: уже геты, обитавшие у Дуная, слыли для римлян «обледенелыми».

 

В отличие от великих держав предшествующего времени, римская империя не видела перед собой равных по силе соперников. Ахемениды должны были столкнуться с многочисленными воинственными греками; Александру для -того, чтобы захватить весь культурный мир, пришлось бы воевать с Карфагеном и Римом; перед римлянами, после побед над Югуртой, кимврами, Ми- тридатом, такой угрозы уже не было. Укреплению римской империи много помогло новое устройство провинции, введенное Августом и сильно отличавшееся от приемов республиканского времени.

 

Республика заботилась только о получении дани и об устроении проконсулов и откупщиков, совершенно не принимая во внимание интересы и права покоренного населения. Наместникам не давали жалованья, предоставляя им наживаться вымогательством денег и товаров в провинциях. Управы на них небыло никакой: в римском сенате сидели близкие люди сановника или будущие его преемники, которые вовсе не желали разоблачения его действий. Гражданские войны прибавили еще худшие бедствия для жертв римского управления: Сулла, Помпеи, Цезарь, Брут, Кассий, Антоний во взаимной борьбе налетали на провинции грозой, точно новые завоеватели, отнимали запасы, расстраивали торговлю. Октавиан также участвовал в этих грабежах и насилиях, когда вел борьбу за власть. Но, сделавшись единственным обладателем всей державы, он сразу почувствовал необходимость перемены. Август предпринимает поездки по провинциям, присматривается к обычаям населения, старается приобрести расположение божества, почитаемого в каждой из стран.

 

Так в Иерусалимском храме он заказал иудейскому первосвященнику приносить ежедневно жертву за здоровье императорской семьи; его преемник Тиберий усердно чтил богов Египта и велел себя изобразить, в одежде фараона, приносящим подарки Изиде и Хору. (Тиберий правил от 14 до 39 г. п о с л е Р. X.)

 

Всюду в покоренных странах хотел император прослыть благодетелем человечества, Спасителем людей. В каждой провинции Августа причисляли вместе с богиней Р о м о й (так по-латыни зовется город Рим) к лику туземных богов. Самые богатые и знатные люди в провинциях выбирали из своей среды жрецов для вознесения молитв этим земным божествам и для устройства торжественных игр в день рождения государя. К этому обычаю, который водился уже раньше в эллинистических государствах, Август прибавил важное нововведение: в главном городе каждой области (напр. для Галлии в Лугдуне, нын. Лион е) собирались выборные от всех остальных городов, чтобы обсудить положение провинций. В большом открытом письме, посылавшемся в Рим, провинциальное собрание выражало или благодарность за хорошее и внимательное управление, или жалобу на поведение наместника, если он показал себя жадным и несправедливым; в последнем случае собрание выбирало из своей среды ходатаев для отправления в Рим, где им приходилось защищать свое дело в самом сенате.

 

Римское правительство признало таким образом за подданными важное право судить об управлении, а вместе с тем получило средство проверять своих наместников и держать их в страхе. Резкая разница между господствующим народом и народами покоренными, существовавшая при республике, стала исчезать: Италия, которая была прежде свободна от налогов, платила их теперь одинаково с провинциями.

 

Римляне сделались постепенно из разрушителей всеобщими миротворцами и возродителями жизни народов. Забывши старую ненависть к Карфагену, восстановили они теперь город на прежнем месте и с прежним именем. Много работы положили римские правители на восстановление разоренных и разрушенных храмов в Афинах, Олимпии, Дельфах; греческим морякам оказывали содействие в морской торговле с Индией и ради этого возобновили заброшенный канал, соединявший через Нил Средиземное море с Аравийским заливом. Галлия и Испания покрылись рядом цветущих городов, построенных на римский манер, с мощеными улицами, водопроводом, портиками (открытыми галлереями) вокруг форума (главной площади), термами (обширными сооружениями для бань и купален), громадным амфитеатром, который мог вместить почти все. население города, школами и публичной библиотекой.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Древность

 

Смотрите также:

 

Древний Рим. РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ПРИ СЕВЕРАХ Септимий...

При Септимий Севере был разработан основной принцип полной монархии: император — единственный источник власти, воля цезаря — высший
Огромные расходы на содержание все увеличивавшихся армий и администрации Римской империи, а также постоянная утечка...

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Август, Кай Юлий Цезарь Октавиан...  РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ. Октавиан назвался принцепсом.

 

Юлий Цезарь - римский государственный деятель и писатель.  Период Римской Империи. Античные государства Древняя...

 

Древний Рим. РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ВО 2 В. Н. Э. «ЗОЛОТОЙ ВЕК»  Рим во время империи, базилики, храм для всех богов Пантеон

При императорах Рим стал еще обширнее, чем во времена республики.
Когда в странах кругом Средиземного моря установилась римская империя – во времена Помпея и Цезаря, – римляне резко отделялись от подвластных народов.