Эллинизм, Индия, римская республика

 

 

Начало римской державы

 

 

ффф1

 

После победы над Ганнибалом Рим сделался самым могущественным государством тогдашнего мира. Цари и республики греческого Востока насторожились к новой силе, которой принадлежало теперь господство над всей западной частью Средиземного моря.

 

Римляне искусно воспользовались взаимной враждой эллинистических государств, которые, несмотря на одинаковость языка и культуры, не сумели объединиться в одно целое. Против Македонии римляне выдвинули греческие республики: Квин- ций Фламинин, друг Сципиона, почитатель греческого искусства, провозгласил на Олимпийских играх свободу Греции от тиран- нии македонского царя. Пришлось также могущественному на вид государству Селевкидов помериться силами с Римом. Во время Ганнибаловой войны там правил Антиох Ш (223—187), мечтавший о восстановлении монархии Александра, простиравший руки свои на далекую Индию и на Египет с Малой Азией. По совету Ганнибала, нашедшего у него убежище, Антиох объявил войну римлянам и двинулся на Грецию. Восточный царь не заслужил однако данного ему названия Великого: римляне без труда отбросили его в Азию, консул Сципион, брат знаменитого покорителя Африки, разбил его при Магнезии, близ Сард; Антиох должен был отказаться от своих владений* в Малой Азии, послать в Рим заложником своего сына и выдать Ганнибала. Римляне почти настигли своего злейшего врага в Вифинии, но Ганнибал успел принять яд (183 г. до Р. X.).

 

Униженно ищут теперь греческие властители милости римлян: Прузий, царь Вифинии, принимает римских послов в одежде раба с обритой головой, а при посещении Рима, целует благоговейно порог сенатского здания. Римляне вмешиваются во внутренние дела государства Селевкидов и Птолемеев, определяют, кому из принцев наследовать престол; пользуясь малолетством внука Антиохова, они отправляют к сирийскому двору посольство с тайным поручением сжечь военные корабли сирийские и перерезать жилы на ногах боевым слонам. Для того, чтобы покончить с Македонией, римляне сами завлекли царя Персея в войну. Победителю Македонии Эмилию Павлу, сыну консула, павшего при Каннах, был устроен еще неслыханный по великолепию триумф.

 

Триумф был благодарственным празднеством в честь хранителя государства, Юпитера Капитолийского: на один день выборный начальник в республиканском Риме становился больше, чем царем — подобием самого Высшего божества, Всеблагого и Всемогущего. Торжественная процессия, направлявшаяся к Капитолию, вступала через триумфальную арку в город; впереди шел сенат в полном составе, дальше следовал длинный ряд повозок с ценной добычей, золотыми и серебряными вещами, мраморными памятниками искусства, живыми картинами, изображавшими покоренный край и его жителей; вслед за богато украшенными белыми жертвенными быками двигались жертвы римского оружия, пленные цари и знатные заложники; наконец на позолоченной колеснице, запряженной четырьмя белыми конями, ехал сам виновник торжества, ярко нарумяненный, в пурпурном золототканном плаще, держа в руке скипетр, увенчанный изображением орла; на голове у него был лавровый венок, но раб держал над ним еще золотую корону и повторял предостережение: «гляди назад и помни, что ты человек!». Чтобы охранить триумфатора от дурного глаза завистников, под колесницей был помещен амулет (волшебный знак).

 

Командования в восточных походах, приносивших большую добычу, и посольства к восточным дворам распределяли между собою представители немногих фамилий, считавшихся нобилями, т. е. благородными, светлейшими; они зорко смотрели, чтобы народ не выбрал на должность кого-либо из новых людей, т. е. вышедших из простого, низкого звания. Правящая аристократия старалась однако, по примеру Карфагена, заинтересовать в своих предприятиях и остальную массу народа: после большого похода раздавали всем гражданам денежные подарки, закупали на казенный счет заморский хлеб для раздачи, предоставляли торговцам поставку на армию припасов и снаряжения, а также отдавали им на откуп (т. е> за внесенную вперед сумму) сбор дани' с побежденной страны.

 

Со времени победы над Карфагеном откупщики получили большую силу в Риме. Консулы и сенаторы благородного звания брали на себя только поездки в посольствах, командование войсками и дело инженерное, постройку крепостей и проведение дорог. Они не входили в подробности управления, где требовалось составлять описи имущества, собирать по мелочам налоги, считать полученные суммы. Все это именно они предоставляли мастерам денежного дела, которые от себя нанимали писцов и счетчиков, сборщиков и контролеров, заводили конторы в Риме и в заморских областях, устраивали свою почту. Располагая большими суммами, откупщики открывают банки для обмена денег и ссуды; граждане несут им свои сбережения и этим еще увеличивают их денежные обороты.

 

До 150 года у римлян было не много владений вне Италии: только острова: Сицилия, Сардиния, Корсика, да южная Испания, отнятая у карфагенян, составляли провинции, т. е. подчиненные земли, управляемые римскими наместниками и платившие подать Риму. На востоке у римлян вовсе не было владений: они лишь забирали контрибуцию (взносы) и подарки от царей и республик, побежденных и признавших верховную власть Рима. Чем больше развертывались денежные дела откупщиков, тем настойчивее стремились они к расширению круга римского господства: особенно же добивались они полного уничтожения Карфагена, который, несмотря на военный разгром и потерю колоний, опять расцвел в торговле и ремеслах.

 

Рим проявил изысканную жестокость в отношении своего старого соперника. Долго позволяли нумидийцу Масиниссе безнаказанно разорять карфагенские земли, не разрешая в то же время Карфагену обороняться от него; несколько раз собирали с Карфагена громадные контрибуции, наконец поставили требование, чтобы карфагеняне бросили свой город и переселились в глубь страны, подальше от моря. Ответом на это издевательство было восстание Карфагена; в положении отчаянном, не имея друзей и союзников, великая финикийская община защищалась с мужеством изумительным. Три года осаждали римляне неприступную крепость; только искусству Сципиона Эмилиана (сына Эмилия Павла, после смерти отца усыновленного фамилией Сципионов) удалось сломить сопротивление карфагенян. Римляне решили уничтожить самую память о Карфагене; на месте разрушенного города оставили пустырь, по которому провели борозду плугом (146 г.). Область Карфагена обратилась в римскую провинцию Африку; в руки римлян перешли богатые благоустроенные карфагенские имения.

 

Скоро после этого пришлось римлянам подавлять восстания в богатой рудами Испании, воевать с храбрыми, свободолюбивыми лузитанами (Лузитания — нынешняя Португалия, гор. О л из ип он при устье р. Тахо — нын. Лисабон). Главным героем трудных испанских воин был опять Сципион Эмилиан. В один год с падением Карфагена римляне разрушили другой большой торговый город — греческий Коринф. В качестве новых обладателей капитала (т. е. средств денежного и товарного оборота) они уже не терпели рядом с собою соперников; торговцы и промышленники всех стран должны были обратиться в их подчиненных. И Греция, и Македония также сделались провинциями. Вместе с присоединенной в 133 году Азией (так назвали западную часть малоазийского полуострова) области, покоренные римским оружием и подчинившиеся римскому капиталу, составили империю народа римского, т. е. державу, находившуюся под неограниченной властью Рима.

 

Как нельзя более резко выделилось от республиканского устройства самого Рима и других итальянских общин управление имперских провинций, где римские наместники, проконсулы (т. е. заместители консулов) представляли совершенное подобие персидских сатрапов. Суровость победителей, более всего напоминающих безжалостных ассириян, особенно ярко выражалась в каторжном праве, которое применяли к побежденным; всякое завоевание сопровождалось продажей множества свободных людей в рабство. Не одни только военнопленные поступали на рынок; облагаемые непомерной данью жители побежденного края сами прибегали к отчаянному средству продажи своих жен и детей, чтобы удовлетворить жадность римлян. Для римских откупщиков открылся новый промысел — доставка живого товара в Италию: никогда еще так много кораблей не служило работорговле.

 

Вместе с образованием империи вырос город Рим, из тихой италийской общины превратившийся в столицу большого разноплеменного государства. Население его очень изменилось сравнительно с тем временем, когда лишь в праздники улицы и площади его заполнялись приходившими из деревень плебеями. Теперь победители повезли из-за моря множество пленников всех наций; эти иностранцы, оставаясь рабами или получая от своих господ свободу и становясь вольноотпущенными, служили в предприятиях откупщиков и в больших домах нобилей, в качестве посыльных, извощиков, носильщиков, мелких торговцев, сторожей, курьеров, писцов, ювелиров, драпировщиков и т. п. В отличие от простого обихода древних патрициев, которым случалось самим работать в поле, теперь богатый дом нобиля пестрел многочисленною челядью; среди рабов было немало философски образованных греков, которым аристократы поручали обучение своих детей.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Древность

 

Смотрите также:

 

Пунические войны. Три войны между Римом и Карфагеном

К началу Первой Пунической войны Рим успел установить свое господство над всей Италией.
Ганнибал собирался вторгнуться на Апеннинский полуостров через Альпы.
Весь пунийский флот, состоявший из 50 триер и нескольких десятков мелких судов, напал на...

 

ГАННИБАЛ И ЕГО ПОХОД В ИТАЛИЮ Ганнибал...  Капуя (Capua) вторая Пуническая война

 

Сципион африканский и судьба ганнибала  РИМСКО-ГАЛЛЬСКИЕ ВОИНЫ (I век до н.э.)

В частности, во время Второй Пунической войны они служили в армии Ганнибала.
С этими силами Цезарь двинулся через Альпы в Галлию Дальню