Семиты, греки, персидская держава

 

 

Ольвия и Пантикапей. Афиняне в Черноморьи и государство скифов

 

 

ффф1

 

Сорок лет спустя после Саламинской битвы, Афины стали неузнаваемы: из небольшой общины выросла, крупная морская держава, а главный город ее из тихого поселка, оживлявшегося лишь с приходом крестьян на базары и праздники, превратился в большую, шумную, красиво обстроенную столицу государства.

 

 В старину Аттика довольствовалась хлебом, который сама производила; теперь многочисленное столичное и портовое население нуждалось в подвозе припасов из других стран: Афинам стало необходимо завести себе заморские колонии.

 

Перикл снарядил с этой целью большую экспедицию в Понт и сам отправился во главе флота, «чтобы выразить — как он говорил в речи к народу — сочувствие черноморским грекам, а тамошним варварским властителям показать величие афинской мощи, уверенность и смелость, с какой афиняне плавают, где им угодно, и держат в своем распоряжение все море».

 

Афиняне стали вывозить хлеб из двух рынков: Ольвии, у Днепровского лимана на берегу Буга (против нынешнего Николаева) и Пантикапея, у выхода Азовского моря. Около Панти- капея афиняне заложили крепость, чтобы распоряжаться полновластно провозом хлеба через пролив. В приморские города пшеницу начали доставлять скифы: ради сбыта хлеба за границ}-, племена, жившие ближе к морю, перешли от кочевого скотоводства к оседлому быту земледельцев. Главная выгода от этой торговли доставалась однако не самим хлебопашцам, а господствовавшим над ними кочевым воителям, в свое время отразившим нападение Дария и простиравшим свою власть на весь край от Волги до Днестра.

 

В обмен на зерно, меха, рыбу, воск и мед (в древности заменявший наш сахар), затем на живой товар, рабов, скифы стали покупать изделия греческого ремесла; скифские князья окружают себя художественной посудой греков, ювелирными и туалетными вещицами; особенно им полюбилось новое изобретение афинского гончарного искусства — вазы, покрытые черным лаком с красными фигурами, изображавшими утонченный быт греков. Западные, греческие моды скоро вытеснили ассирийские и персидские, которые раньше проникали к скифам с востока. Падкие до роскоши, скифы однако не хотели отступать от своих нравов и смешиваться с греками. Когда Анахарсис, брат скифского царя, после многих странствований, вернулся домой и вздумал воспроизвести обряд поклонения Великой матери богов, который он видел в греческом городе Кизике (у Пропонтиды, т. е. у Мраморного моря), сам царь застрелил его из лука, как отступника от обычаев своего народа.

 

Благодаря торговым поездкам афинян в Понт, страной и народностью скифов заинтересовались вообще в Греции. Любознательный Геродот отправился на север и к своему рассказу о походе Дария прибавил описание всего того, что ему удалось узнать о Скифии. Его поражает прежде всего само море, ведущее в эту страну, — огромное, без островов, с одним узким выходом, который своими черными скалами напоминал греку ворота смерти, вход к Аду. Геродот, уроженец благословенного теплого края, готов преувеличивать холод и снежные мятели Скифии, в которой зима продолжается будто бы 8 месяцев. Из рек, громадных и многоводных, нет лучше Борисфена (Днепра): вода в нем для питья очень вкусна, сам он чистый, хотя притоки полны тины; в нем очень много превосходной рыбы; на его заливных берегах чудесные луга и пастбища, на других растет лучшая в свете пшеница; около устья отлагаются большие кучи соли.

 

Во времена торговли Черноморья с Афинами скифы составляли великое государство, почти столь же крупное, как персидская монархия, с которой оно имело много общего. По словам греков «скифы так храбры, и войско их так многочисленно, что если бы они все собрались вместе, с ними не могли бы сладить остальные народы не только Европы, но и Азии».

 

Очень обширны были торговые сношения скифского государства; кроме морского пути на югозапад, из Скифии направлялись во все концы света дороги сухопутные: вверх по Днепру и Днестру к Балтийскому морю и странам Скандинавии; на юго- восток через Кавказский перешеек или кругом Каспийского моря в Индию; наконец на северовосток за Уральский хребет в глубину Азии. Последний из этих путей подробно описывает Геродот. Начинаясь от Ольбии, дорога идет по сарматской (новороссийской) степи, пересекает Дон, направляется вдоль Волги по лесистой и болотистой стране б у д и н о в, охотничьего племени, белокурого и голубоглазого (может быть, финского происхождения). В этой земле, изобилующей пушным зверем, греки построили город Г е л о н, где все дома, храмы и крепостные стены были деревянные (вероятно на средней Волге между Сызранью и Симбирском); население тут смешанное, говорит по-скифски и по-гречески.

 

Далее дорога ведет через пустынную местность, вверх по Каме, переваливает за Урал в Западную Сибирь к охотничьим племенам тиссагетов и юрков, доходит до Иртыша, где живет оторвавшаяся от своих часть скифов. «До страны этих скифов тянется равнина с глубокой землей (так Геродот назы- рает чернозём), а дальше начинаются камни и скалы». Наконец дорога достигает Алтайских гор и Тианшана, проходит через Дзунгарские ворота в Среднюю Азию: «а там живут у подножья высоких гор безволосые люди с приплюснутыми носами и широкими скулами, говорят на языке непонятном, но одеваются по скифски. Их никто не обижает, потому что они считаются святыми, у них и нет оружия; они решают споры своих соседей; тех, кто у них ищет убежища, они берут под свою охрану». Видимо, это какое-то монгольское племя, которое очень искусно восполь- валось своим положением посредника в сношениях Европы и Азии. «Частью скифы к ним приходят, частью греки из Ольбии и других понтийских городов. Скифам приходится, чтобы достигнуть этого отдаленного края, брать семь толмачей для объяснения на семи языках».

 

Только кочевой народ, обладавший большим количеством вьючного скота для перевоза тяжестей, мог совершать такие далекие переезды с товарами. Скифы стремились к единственному по своему богатству источнику золота в Алтайских горах. Едва-ли у кого-либо из народов того времени скоплялось такое множество золота. Не зная, что делать потом со всеми этими запасами и драгоценностями, скифы зарывали целые склады золотой посуды, ожерелий, позолоченного оружия и конской сбруи в могилы как бы для обстановки и украшения умерших, тела которых они старались сохранить на подобие египетских мумий.

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Древность

 

Смотрите также:

 

Скифы и сарматы. Обратное влияние скифов и сарматов на быт...

Скифы и сарматы не только воспринимали культурное влияние греков, но и в свою очередь оказывали известное влияние на уклад греческой жизни на берегах Понта Эвксинского. История не пощадила древние города. Ольвия, Херсонес, Пантикапей ...

 

Предшественники древних славян. Скифы

 

Первые сведения о России. Геродот о скифах и киммерийцах.  Скифы и сарматы. Греческие колонии

 

VIII - IV века до нашей эры. Древняя Греция. Греческая история...  История не пощадила древние города. Ольвия, Херсонес...

 

САРМАТЫ. Народность сарматов  Книга о древнем, скифском и античном периоде истории Крыма.

 

Тавры. Пантикапей. НАСЕЛЕНИЕ КРЫМА В ПОЗДНЕРИМСКИЙ...

Некоторые аланские племена откочевали на территорию вглубь Крыма в места, не занятые сарматами и скифами во II - первой
По подсчетам Е.А.Савостиной в первые века н.э. римские имена в городе составляли 20,6% . Некоторые знатные херсонеситы- греки получали римское...