Семиты, греки, персидская держава

 

 

Колонии греков

 

 

ффф1

 

В то время, ,когда ассирияне уничтожали государства и культуры старинных народов Передней Азии, в юговосточной Европе ширится и развивается народность греков.

 

Нападавшие на Трою греческие воители принадлежали к ахейскому племени. Большим выездом на восток ахейцы ослабили свои силы; между тем к берегам Эгейского моря с севера продвинулось племя дорийцев, угрожавшее прежним поселенцам этого края. Воинственные дорийцы прошли в боях из Фессалии через гористые области Средней Греции (нынешней Ливадии) в Пелопоннес (нын. Морею), связанный с материком лишь узким перешейком, И с т м о м.

 

Туземцам ахейского и ионийского племени, которые не хотели стать их рабами, пришлось выселяться. Только в Аттике, выдающемся восточном углу Средней Греции (Аттика значит «предгорие» или «мыс») еще удержались ионийцы; их главная масса потянулась отсюда за море. Своими колониями ионийцы заняли ряд островов, составляющих как бы мост от Европы к Азии поперек Эгейского моря, — Эвбею, Кик л адские («круговые») острова, затем Хиос и Самос, наконец пред- гория и выдающиеся углы малоазийского полуострова, вытянувшиеся навстречу Аттике. От новопоселенцев, основавших города Фокею, Эфес и Милет, край получил название Ионии. В это время ахейцы бежали в направлении противоположном, на запад от Греции, к берегам Италии; на полуострове Калабрии □ Тарентинского залива они основали Сибарис и Кротон (720 г.).

 

На этих больших выездах не остановилось переселение из Греции. К изгнанникам и беглецам присоединялись всякого рода беспокойные предприимчивые люди, смелые искатели, которым в тесных маленьких областях южной части Балканского полуострова не хватало земли или заработка. Как в Финикии Тир был сборным местом для отправки колонистов, так в Ионии Ми- лет. Снарядившись на милетских кораблях, под предводительством милетских моряков, дружины отправлялись на север, к богатым золотом берегам Фракии, а затем, через проливы Геллеспонт (Дарданеллы) и Босфор, в Понт (Черное море). В прилегающих к Понту странах греки основали: на южном малоазий- ском берегу Синоп и Трапезунт, на северном, европейском, в стране скифов — О л ь б и ю близ устья Днепра, X е р- с о н е с около нынешнего Севастополя, Пантикапей в Крыму (нынешн. Керчь), Фанагорию с другой стороны Керченского пролива на Тамани, и Т а н а и с при впадении Дона в Азовское море (против нын. Азова).

 

Предприимчивые ионийцы скоро решились выехать за пределы замкнутых морей Черного и Эгейского, на широкий простор большого Средиземного моря. В 650 году прибыли к устью Нила греческие воины и, нанявшись на службу к ливийскому вождю Псамметиху, помогли ему завоевать весь Египет и освободиться от подчинения ассириянам. Расположенный к грекам, новый фараон звал к себе торговцев и мастеров из Греции и Ионии; городу Навкратису, основанному милетцами на одном из рукавов Дельты, он дал торговую монополию, т. е. исключительное право выгружать у себя все товары, приходящие морем в Египет.

 

Вслед за ионийцами и дорийцы стали высылать колонистов в заморские предприятия: отправляясь из Пелопоннеса на восток, они заняли острова южной части Эгейского моря Крит и Р о д о с и, как по мосту, по ним добрались тоже до малоазий- ского берега. Всюду они соперничали с ионийцами: у пролива Босфорского, ведущего в Черное море, они основали в 650 г. Византию (нын. Константинополь); на африканском берегу к западу от Нильской дельты дорийцы основали в цветущей тропической местности Кире ну (нын. Барка).

 

В водах западной части Средиземного моря, окаймленной полуостровами Апеннинским и Пиренейским, ионийцы зашли дальше всех греков: им принадлежит основание в 600 году Мае- с и л и и, нынешней Марсели, в южной Франции. Но вообще перевес здесь имели дорийцы, так как переезд из Пелопоннеса к берегам южной Италии и Сицилии гораздо короче, чем из Ионии. Местом сбора дорийских, колонистов служил город К о - р и н ф, расположенный в самом узком месте Истма, где с востока и запада врезываются в сушу два морских языка. В Коринфе был обычай — перед снаряжением экспедиции вызывать желающих отправиться за море, приглашая в то же время других граждан оказывать колонистам помощь денежными взносами и предметами; богатые люди охотно сбывали бедных подальше от дома, чтобы избавиться от беспокойных завистников.

 

Когда поселенцы собирались выехать добром, не вынуждаемые врагами, они обращались к оракулу, т. е. предсказанию священников какого-либо почитаемого храма, чаще всего к жрецам бога Аполлона в Дельфах (у подножия горы.Пар- насса в Средней Греции). В гимне Аполлону говорится: «ты любишь создавать новые города, ты сам приходишь класть первый камень». Однажды во время чумы, свирепствовавшей в Коринфе, пифия (предсказательница в Дельфах) возвестила, что единственное средство умилостивить бога, наславшего бедствие, это удалить из города Архия, виновника смерти молодого Актеона, отец которого с горя, проклиная убийцу, покончил с собою во время больших народных игр. Чтобы замолить свой грех, Архий собрал дружину коринфян и отправился в дальнее заморское плавание: сначала он занял о. К о рк иру, потом на восточном берегу Сицилии нашел великолепную гавань, защищенную со стороны моря островком и основал Сиракузы.

 

Колонии греков захватили очень большое протяжение по всему побережью Средиземного моря, кроме только его югоза- падной части, оставшейся- в руках финикиян. Нигде однако греческие колонии не заходили глубоко внутрь страны, везде они составляли только небольшую кайму у морского берега. Поселенцы старались извлечь главную выгоду из торговых сношений с туземцами. Хотя первым побуждением колонистов было оторваться от метрополии (родины), они все-таки не могли ее забыть и постепенно опять заводили сношения со старым домом; со всех концов стали они подвозить в Грецию товары, которых ей не хватало; мачтовый лес из Фракии, хлеб, собираемый в черноземном крае скифов, в Нильской долине и на плодородных полях Сицилии, рыбу, которой так богаты все части Средиземного моря, кожу и сало, добываемые от степных скотоводов нынешней южной России. Обратно в Италию, в Египет, в глубину Малой Азии, в дикие страны восточной Европы они везли произведения искусной работы греческих виноделов, садоводов и ремесленников, вино, оливкое масло, ткани, оружие, посуду; в гончарных мастерских Коринфа и А ф и н (гл. г. Аттики) художники раскрашивали большие вазы красной краской, добываемой из железной окиси, и наносили черным блестящим лаком фигуры, изображавшие бои героев, полеты богов, а также картинки современной жизни.

 

Располагая торговыми сношениями на разных концах Средиземного моря, греки занялись перевозом восточных товаров, вавилонских и египетских, в Италию и Галлию и обратно. На таком транзите (т. е. торговле посреднической) большую выгоду получали города Ионии, расположенные в конце речных долин, которые выходят из глубины малоазийского полуострова. Недалеко от Фокеи, в долине р. Герма, находилась столица небольшого, но богатого л и д и й с к.о г о государства, С а р - д ы, сообщавшаяся большой дорогой со странами приевфрат- скими: Месопотамией, Ассирией и Вавилонией. В самой Греции транзитом больше всего жил Коринф, обладавший гаванями на обоих заливах, между которыми протянулся Истм. Чтобы не делать объезда кругом Пелопоннеса и чтобы соединить оба морских языка в один непрерывный путь для кораблей, коринфяне построили между гаванями гладкую дорогу, по которой суда перекатывались на колесах.

 

В транзитной торговле грекам постоянно приходилось рассчитываться на деньги со своими поставщиками; отсюда необходимость' всегда иметь с собою взвешенные и проверенные кусочки дракоценного металла, что привело к чекану монеты. Впервые монета появилась у лидийцев, обладавших в своей стране рудниками электра, или белого золота; скоро потом чекан монеты переняли ионийцы, а от них европейские греки. Каждый греческий торговый город старался чеканить свою собственную ; монету, ставя на ней изображение своего бога-покровителя. Лидийцы и греки взяли весовой и денежный счет у вавилонян так же, как у вавилонян они заимствовали много мифов о богах и героях: талант у греков делился на 60 мин, как у вавилонян, и само слово мина — семитское; мина делилась на 50 с т а т е р_о в, а слово статер значит весы, так же как семитский шекель.

 

Греческие общины

 

Греки обнаружили все черты своего характера в колониальных предприятиях: смелость, изворотливость, настойчивость и в то же время неуменье действовать согласными усилиями, нежелание подчиняться одному общему руководству и идти к одной общей цели. Каждый город, посылавший колонистов, думал только о себе и старался помешать предприятию других. Даже между изгнанниками одного и того же племени разгоралась рознь, как это видно на примере двух ахейских колоний южной Италии: Сибариса и Кротона.

 

Сибарис, расположенный в цветущей долине, счастливый в торговле, быстро разбогател; его жители привыкли к роскоши, имя сибарита стало означать изнеженного ленивца. Соседи их, кротонцы, которые завидовали богатству сибаритов, напротив, сохранили суровые воинские нравы; в их ополчении первое место занимали последователи Пифагора, уроженца о. Самоса, учившего закалять тело и дух строгими лишениями. Кротонцы не удовольствовались победой над Сибарисом: они отобрали у сибаритов землю и разрушили город, не оставивши камня на камне (510 г.).

 

Та же рознь разделяла жителей самой греческой метрополии.

 

Греция распадалась приблизительно на 20 независимых областей, а некоторые из них в свою очередь еще делились на самостоятельные волости и городки. Такие маленькие самобытные соединения людей мы называем общинами, или, по примеру современной нам Швейцарии, кантонами. Но в Швейцарии самостоятельные 22 кантона образуют между собой тесный союз, имеют общее войско и общее союзное правительство, которому все одинаково подчинены. В древней Греции не было ничего подобного. Греки сознавали себя народом одного общего происхождения, эллинами, покланялись одним богам, каждые 4 года сходились у храма Зевса в Олимпии (в западной части Пелопоннеса) на большие игры, установленные по преданию героем Гераклом; и в то же время города и области вечно ссорились между собою, отнимали друг у друга поля и выгоны, вырубали оливковые и виноградные посадки, отводили проточную воду, перекапывали речки. Постоянные усобицы держали всех настороже; каждый город был обведен стеной, часто загораживали рвом и валом деревни; в Греции всякий умел владеть мечем и копьем; когда надо было защищать свою родную общину, за оружие брались все возрасты, стар и млад.

 

Самыми крупными общинами были дорийская Спарта и ионийские Афины, очень непохожие друг на друга.

 

Спарта составляла главный лагерь пришлых дорийских воителей, захвативших под свое господство Лакедемон, юговосточ- ную область Пелопоннеса. Господа, которые и назывались собственно спартанцами, взяли себе лучшие земли в плодородной долине р. Эврота, а также поделили между собой туземных крестьян, обративши их в своих илотов (крепостных). От илотов они требовали доставки хлеба, масла, вина, холста, а сами, презирая всякую работу, отдавались исключительно спорту, охоте и воинским упражнениям. Спартанцев было, по крайней мере, вдесятеро меньше, чем подчиненных им ремесленников, торговцев и крепостных крестьян. Приходилось быть вечно настороже, Зная ненависть к себе илотов и опасаясь восстаний, спартанские власти время от времени посылали молодых людей в объезд по стране, причем им позволялось убивать всех, кто покажется подозрительным.

 

Спартанский строй оставался неизменным в течение столетий. Свои установления спартанцы приписывали мудрому Ликургу, получившему одобрение Дельфийского оракула. Согласно Ликурговым заветам, мальчиковое 7 лет отдавали в военную школу, где их разделяли на роты, учили терпеть всякие лишения, испытывали их выносливость мучительными истязаниями; с 16 лет начиналась настоящая служба, бессрочная до самой старости. В Спарте ценили одни военные добродетели; от спартанца требовалось, чтобы он подчинялся начальникам, выражался коротко и ясно, не говоря лишних слов, соблюдал простоту в одежде и пище, избегал -франтовства и украшений; только к битве они одевались точно на праздник.

 

Благодаря своей военной выправке, спартанцы прослыли первыми в Греции мастерами боя сплоченной фалангой, т. е. строем, где воины, закованные в железо, становились в два или три ряда, плотно придвинув Друг к другу щиты и выставив из за них длинные копья. Подобно ассириянам, спартанцы держали большие запасы оружия; при выступлении в поход они заставляли своих союзников и подчиненных подвозить железные бруски и полосы. На большом общеэллинском празднике Олимпийских игр спартанцы заняли самое почетное место. В жестоких боях они одолели дорийцев соседней Мессении, отняли у них землю, обратили покоренных в таких же илотов, какими были их крепостные.

 

Хотя в Спарте главные вожди носили имя царей (правили двое зараз из двух родственных между собою фамилий, производивших себя от Геракла), но государство надо назвать республик о и, т. е. народным управлением. Цари спартанские в отличие от вавилонских и египетских, не имели двора, не были окружены блеском и недоступностью, не могли неограниченно повелевать: во всех делах они должны были спрашивать мнения с о- вета стариков, а в важных обращаться к собранию всех воинов.

 

Жители Аттики, называвшиеся по главному городу афинянами, гордились тем, что с незапамятных времен сидят на своей земле, что не уступили даже несокрушимым дорийцам, когда те проходили войной по Средней Греции. Между тем как спартанцам воспрещалось выезжать за границу своей области, афинские рыбаки и судохозяева всегда были готовы на далекие морские предприятия. В деревнях Аттики не было разделения на господ и крепостных: садоводы, виноградари, хлебопашцы, люди свободные, владевшие небольшими участками, сами на них и работали. Труд был в почете; афиняне говорили, что отец в старости не может требовать от детей своих прокормления, если не научил их никакому ремеслу. В гончарных и оружейных мастерских, а также в услужении у богатых людей, применялись рабы, большею частью привозимые из варварских (полудиких) стран, Фракии и Скифии.

 

В противоположность Спарте афиняне часто меняли свой строй: от м о н а р х и.и перешли к аристократии (т. е. правлению немногих, выдающихся семей), от аристократии опять к власти одного, тиранки и, и наконец к демократии (т. е. правлению народа). Но кто бы ни были стоявшие у власти правители, они искали расположения у демоса (простого народа), т. е. моряков, ремесленников, крестьян.

 

Знатные роды, отменившие царскую власть в Афинах, вели свое происхождение от старинных богатырей, увлекались коневодством, любили выигрывать награды на конных бегах в Олимпии. Между ними однако было мало согласия. Каждый род старался подняться выше других; в свои споры они втягивали остальных граждан. Для того, чтобы прекратить смуты, афиняне выбрали верховным посредником Солона (в 594 г., незадолго до гибели Иерусалима). Мудрец и поэт, Солон умел вдохновлять народ и к защите родины, и к взаимному примирению. Солон позаботился о мелких хозяевах, разводивших оливки, виноград, занимавшихся пчеловодством. В Аттике мало проточной воды: Солон предписал рыть колодцы на таком расстоянии друг от друга, чтобы никто не перекапывал соседу водопровода; бедным он разрешил пользоваться водой от зажиточных: Демос считал его своим благодетелем, облегчившим бремя трудовых людей.

 

Племянник Солона, Пизистрат, во главе наемной дружины, захватили акрополь (укрепленный холм в середине города) и стал единым правителем Афин. Великий мастер демагогии (ухаживания за народом), Пизистрат увлек моряков афинских дальними предприятиями, снаряжая корабли для отправки в Черное море; чтобы иметь стоянку в пути, он захватил крепость С и г е й, расположенную у Геллеспонта на берегу, противоположном Трое. Для всего афинского народа Пизистрат устроил блестящие праздники в честь Диониса, или Вакха, бога виноделия. В день Дионисий афиняне двигались процессией по городу с пением и пляской, сопровождая повозку, разукрашенную в виде корабля, где ехал актер, изображавший самого Диониса; кругом вертелась толпа ряженых, представлявшая козлоногих сатиров, свиту бога; когда праздничный поезд останавливался на площади, актеры и хористы разыгрывали трагедию, т. е. миф о Дионисе в лицах: его торжественное прибытие из Индии, его гибель от злых врагов и его воскрешение волею Зевса.

 

Пизистрат избег старинного титула б а с и л е я (царя божьей милостью); его называли тиранном (народным правителем). После его смерти противники рода Пизистратидов, Алкмеониды, склонили в свою пользу Дельфийский оракул, отдавши свои золотые запасы на возобновление храма в Д е л fa- фа х. Когда в Афинах двое друзей, поклявшихся убить тираннов, закололи одного из сыновей Пизистрата, Гиппарха, спартанцы, побужденные оракулом, пришли для изгнания брата убитого, ти- ранна Гиппия. Спартанцы хотели установить в Афинах опять аристократию; но народ доверился Алкмеониду Клисфену, демагогу еще более искусному, который предложил народу изгнать всех родственников Пизистрата и сам, отклонив власть тиранна, объявил себя сторонником демократии: по предложению Кли- сфена все дела должно было отныне ведать собрание Пятисот выборных от деревень и поселков Аттики; для избрания архонтов и стратегов (городских и военных начальников) созывается каждогодно общее собрание всех граждан (506 г. до Р. X.).

 

 

К содержанию книги: Виппер. История. Древность

 

Смотрите также:

 

Греческие государства и колонии ионизм и доризм

Ионизм и доризм. В период Героический из четырех греческих племен главная роль принадлежала ахейцам и отчасти эолпйцам; в следующий затем исторический период на передний план выступают доряне и ионийцы.

 

ДОРЯНЕ В ПЕЛОПОННЕСЕ. Вследствие Троянской войны...

Значительная часть прежних жителей Пелопоннеса (ахейцы, эолийцы и ионийцы), не хотевшая
стран, особенно в Малую Азию и основала многочисленные греческие колонии.
В самом общественном устройстве греков наблюдаются важные изменения: патриарха./ьный...

 

Дорийцы заселили острова Кос и Родос...  Гомеровская Греция. В гомеровский период перехода от родового...

 

ГРЕЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ. Поэзия греков расцвела в ионийских...

Поэзия греков расцвела в ионийских колониях Ма